97 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сладж феномен при беременности

Сладж феномен при беременности

по патологии плода- комментировать не могу- ничего не понятно — может быть и жидкость в брюшной полости была.. по пороку сердца? — его здесь вообще не представленно ни в каком виде..

И вообще данный протокол исследования не соответвует рекомендациям FMF.. Взвесь в околоплодных водах в 13 недель беременности ? -это зачем оценивать ?

Хочется подискутировать на тему взвеси в околоплодных водах: Вот случай с сайта российской ассоциации специалистов УЗД в перинатологии (Медведев М.В.):

Присутствие в околоплодных водах свободно плавающих достаточно крупных гиперэхогенных частиц преимущественно вблизи внутреннего зева шейка матки предложили называть «сладжем» [1–3]. «Старо как мир», – возможно подумают часть специалистов, ведь тема про эхогенные включения в амниотической жидкости тысячу раз обсуждалась в книгах по ультразвуковой диагностике и в тематических журналах. Тем не менее совсем недавно в 2011 г. на Мальте на очередном всемирном конгрессе ФМФ один из докладов Роберто Ромеро назывался «что такое СЛАДЖ?». Вместе с тем, до сих пор нет единого мнения об истинной природе элементов этого феномена, хотя большинство врачей ультразвуковой диагностики, особенно те, которые работают в родильных домах и проводят ультразвуковые исследования беременных женщин дородовых отделений, конечно, встречались со «СЛАДЖем».

Нормой считается обнаружение в околоплодных водах мелких гиперэхогенных включений в III триместре беременности, а на аппаратах с высокой разрешающей способностью и во IIтриместре [4]. Но когда мы говорим о сладже речь идет о более крупных частицах, обнаруживаемых вблизи внутреннего зева во II триместре беременности. При двигательной активности плода или движениях женщины частицы смещаются, а затем под действием силы тяжести возвращаются обратно.

Этот феномен впервые был описан у женщин с угрожающими преждевременными родами с явлениями истмико-цервикальной недостаточности с различной степенью пролабирования плодного пузыря [1]. В нескольких статьях авторы утверждают, что интраамниальный сладж – это независимый фактор риска преждевременных родов, который является результатом восходящей инфекции, то есть микробной инвазии через интактные плодные оболочки. Авторы приводят гистологические доказательства этого факта: под ультразвуковым контролем была произведена аспирация элементов сладжа с последующим их изучением. По результатам исследования осадок состоял на 95% из нейтрофилов, а остальное – эпителиальные клетки с множеством грамположительных кокков. Микробиологический анализ показал, что культура околоплодных вод была позитивна на Streptococcusmutans, Mycoplasmahominis, Aspergillusflavus [3].

J. Kusanovic и соавт. [2] в 2007 г. описали сладж у женщин с отсутствием какой-либо симптоматики. Тем не менее авторы все равно рекомендуют рассматривать этот феномен как независимый фактор риска преждевременных родов, преждевременного излития околоплодных вод, проявление микробной инвазии в амниотическую полость и «гистологический» хориоамнионит. Подобная интерпретация предполагает наличие хронической интраамниотической инфекции на доклиническом уровне.

Анализ публикаций по этой теме свидетельствует о том, что наиболее часто «сладж» наблюдается у женщин с укорочением шейки матки, что также является подтверждением инфекционного генеза феномена [5, 6]. Внутриматочная инфекция неизбежно приводит в укорочению шейки матки и последующим преждевременным родам. И наоборот – явления истмико-цервикальной недостаточности неинфекционного генеза (гормонального, посттравматического и др.) предрасполагают к возникновению восходящей инфекции.

Также описывают частое сочетание сладжа с ретрохориальными гематомами и кровянистыми выделениями из половых путей во время беременности [7]. Появление последних уже само по себе увеличивает риск преждевременного прерывания беременности и в определенном проценте случаев обусловлено инфекционным процессом, что опять свидетельствует в пользу инфекционных причин сладжа.

Но есть и другой взгляд на этот феномен. В 2010 г. были опубликованы результаты исследования сладжа у беременных со швом на шейке матки [8]. Существенных различий в неонатальных исходах между двумя группами беременных с серкляжем на шейке матки со сладж-феноменом и без него обнаружено не было, что позволило авторам этой статьи усомниться в инфекционной причине сладжа. По их мнению, истинная причина сладж-феномена до сих пор не совсем. Единственным отличием этого исследования от других было наличие шва. Остается открытым вопрос могут ли благоприятные исходы быть связаны с профилактиктическим действием самого шва, а также с проводимой антибиотикотерапией при проведении серкляжа.

Есть и другие публикации о том, что сладж – это сгустки крови, меконий и феномен, связанный с врожденным ихтиозом [9–13]. Но все же преобладающим на сегодня является мнение американских коллег, которые считают сладж-феномен в амниотических водах во II триместре беременности фактором риска преждевременного излития околоплодных вод и/или преждевременных родов вследствие инфекционного процесса.

Ультразвуковая картина «СЛАДЖа» типична и обычно и не представляет никаких трудностей в визуализации. Во всех публикациях приводятся аналогичные изображения. В нашем наблюдении сладж-феномен обнаружен в 21 нед беременности у женщины с неоднократными эпизодами кровянистых выделений из половых путей, наличием ретрохориальной гематомы в более раннем сроке беременности и положительными анализами на микоплазмоз.

В заключении хочется указать на целесообразность отмечать наличие сладж-феномена в протоколе ультразвукового исследования с указанием возможно инфекционных причин этого явления. Это будет поводом для расширенного обследования беременных на инфекции и своевременного назначения необходимой антибактериальной терапии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Espinoza J., Goncalves L.F., Romero R., NienJ. K., Stites S., Kim Y.M., Hassan S., Gomez R., Yoon B.H., Chaiworapongsa T., Lee W., Mazor M. The prevalence and clinical significance of amniotic fluid ‘sludge’ in patients with preterm labor and intact membranes // Ultrasound Obstet. Gynecol. 2005. V. 25. P. 346–352.

2. Kusanovic J.P., Espinoza J., Romero R., Goncalves L.F., Nien J.K., Soto E., Khalek N., Camacho N., Hendler I., Mittal P., Friel L.A., Gotsch F., Erez O., Than N.G., Mazaki-Tovi S., Schoen M.L., Hassan S.S. Clinical significance of the presence of amniotic fluid ‘sludge’ in asymptomatic patients at high risk for spontaneous preterm delivery // Ultrasound Obstet. Gynecol. 2007. V. 30. P. 706–714.

Читать еще:  Продолжительность острой диареи

3. Romero R., Kusanovic J.P., Espinoza J., Gotsch F., Nhang-Chang C.L., Erez O, Kim C.J., Khalek N., Mittal P., Gonçalves L.F., Schaudinn C., Hassan S.S., Costerton J.W. What is amniotic fluid ‘sludge’? // Ultrasound Obstet. Gynecol. 2007. V. 30. P. 793–798.

4. Митьков В.В., Медведев М.В. Клиническое руководство по ультразвуковой диагностике. М.: Видар-М, 2003.

5. Bujold E., Pasquier J.C., Simoneau J., Arpin M.H., Duperron L., Morency A.M., Audibert F. Intra-amniotic sludge, short cervix, and risk of preterm delivery // J. Obstet. Gynaecol. Can. 2006. V. 28. P. 198–202.

6. Gomez R., Romero R., Nien J.K., Chaiworapongsa T., Medina L., Kim Y.M., Yoon B.H., Carstens M., Espinoza J., Iams J.D., Gonzalez R. A short cervix in women with preterm labor and intact membranes: a risk factor for microbial invasion of the amniotic cavity // Am. J. Obstet. Gynecol. 2005. V. 192. P. 678–689.

7. Tskitishvili E., Tomimatsu T., Kanagawa T., Sawada K., Kinugasa Y., Mimura K., Kimura T.Amniotic fluid ‘sludge’ detected in patients with subchorionic hematoma: a report of two cases// Ultrasound Obstet. Gynecol. 2009. V. 33. P. 484–486.

9. Benacerraf B.R., Gatter M.A., Ginsburgh F. Ultrasound diagnosis of meconium-stained amniotic fluid // Am. J. Obstet. Gynecol. 1984. V. 149. P. 570–572.

10. DeVore G.R., Platt L.D. Ultrasound appearance of particulate matter in amniotic cavity: vernix or meconium? // J. Clin. Ultrasound. 1986. V. 14. P. 229–230.

11. Sepulveda W.H., Quiroz V.H. Sonographic detection of echogenic amniotic fluid and its clinical significance // J. Perinat. Med. 1989. V. 17. P. 333–335.

12. Sherer D.M., Abramowicz J.S., Smith S.A., Woods J.R. Sonographically homogeneous echogenic amniotic fluid in detecting meconium-stained amniotic fluid // Obstet. Gynecol. 1991. V. 78. P. 819–822.

13. Vohra N., Rochelson B., Smith-Levitin M. Three-dimensional sonographic findings in congenital (harlequin) ichthyosis // J. Ultrasound Med. 2003. V. 22. P. 737–739.

Сладж-синдром у беременных

. или: Билиарный сладж

Симптомы сладж-синдрома у беременной

Формы сладж-синдрома у беременной

Причины сладж-синдрома у беременной

Врач гастроэнтеролог поможет при лечении заболевания

Диагностика сладж-синдрома у беременной

  • Анализ анамнеза заболевания и жалоб (когда (как давно) появились симптомы заболевания, беспокоят ли боли в животе, где они локализуются (располагаются), с чем пациентка связывает их возникновение и др.).
  • Анализ анамнеза жизни: принимала ли пациентка в течение длительного времени какие-то лекарственные препараты, есть ли у нее заболевания желудочно-кишечного тракта (например, гепатиты (воспаления печени), цирроз печени (заболевание, связанное с замещением нормальной ткани печени грубой соединительной тканью)), злоупотребляет ли она алкоголем и др.
  • Общие анализы крови, мочи, кала для выявления фоновых (на фоне которых развивается сладж-синдром) и сопутствующих заболеваний, их осложнений.
  • Биохимический анализ крови для выявления изменения ферментов печени (веществ, ускоряющих обменные процессы в организме), определения общего белка, билирубина (компонента желчи), холестерина (жироподобного вещества) и др.
  • Инструментальные методы исследования.
    • Ультразвуковое исследование (УЗИ) органов брюшной полости – основной метод диагностики сладж-синдрома. При этом исследовании выявляют сгустки, хлопья желчи в желчном пузыре, определяют их количество, смещаемость (изменение уровня желчи в зависимости от положения тела больного), оценивают состояние стенок желчного пузыря.
    • Дуоденальное зондирование (методика получения желчи из 12-перстной кишки) и исследование желчи (микроскопическое исследование желчи). Проводится в случае, если потенциальная польза исследования превышает предполагаемый риск для плода.
    • Магнитно-резонансная томография (МРТ) органов брюшной полости позволяет установить изменения печени, желчного пузыря. Проводится в случае, если потенциальная польза исследования превышает предполагаемый риск для плода.
  • Необходима консультация акушера-гинеколога. Возможна также консультация терапевта.

Лечение сладж-синдрома у беременной

Перед назначением лечения необходима консультация акушера-гинеколога.

В зависимости от функционального состояния (способности выполнять свои функции) желчного пузыря и выраженности сладж-синдрома все больные с впервые выявленным билиарным сладжем условно делятся на 3 группы:

  • лечение не требуется, проявления сладж-синдрома умеренные, лечение направлено на выявление и устранение причины. Рекомендуется соблюдение диеты (стол №5);
  • пациенты, которым требуется консервативное (безоперационное) лечение;
  • пациенты, нуждающиеся в хирургическом лечении.

Консервативное лечение.

  • Стол №5. Диета с ограничением жиров: необходимо исключить из рациона жирные сорта мяса, рыбы, сливки, жирные соусы и майонез, печень, яица, ограничить мучные и крупяные изделия.
    • Разрешается:
      • соки фруктовые и ягодные некислые, компоты, кисели, некрепкий чай и кофе с молоком;
      • хлеб пшеничный, ржаной, печенье из несдобного теста;
      • обезжиренный творог, сметана в небольшом количестве, нежирные сыры;
      • различные супы на овощном отваре с добавлением овощей, круп, макаронных изделий;
      • масло сливочное и растительное до 50 г в день;
      • мясные изделия из нежирной говядины, курицы и других постных сортов птицы, отварные или запеченные после отваривания, приготовленные куском или рубленые;
      • каши;
      • овощи, зелень;
      • яйца (не более 1 в день);
      • фрукты и ягоды, кроме очень кислых;
      • сахар, варенье, мед.
    • Запрещается:
      • изделия из сдобного теста (блины, оладьи, торты, жареные пирожки и т.д.);
      • кулинарные жиры, сало;
      • супы на мясных, рыбных, грибных бульонах;
      • щавель, шпинат, редис, лук зеленый, редька;
      • жирное мясо (говядина, баранина, свинина, гусятина, утятина, курица);
      • жирные сорта рыбы (осетрина, севрюга, белуга, сом);
      • яйца жареные и сваренные вкрутую;
      • маринованные овощи, консервы, копчености, икра;
      • горчица, перец, хрен;
      • клюква, кислые фрукты и ягоды;
      • мороженое, изделия с кремом, шоколад;
      • черный кофе, какао, холодные напитки;
      • алкогольные напитки.
  • Препараты, содержащие УДХК (урсодезоксихолевую кислоту) и желчные кислоты, являются препаратами выбора для лечения холестатического синдрома. Они защищают клетки печени, связывают и удаляют токсины (вредные вещества) из них.
  • Спазмолитики (препараты, снимающие спазмы) для устранения болевого синдрома.
  • При отсутствии эффекта от проводимого консервативного лечения и высоком риске развития осложнений, которые могут угрожать жизни человека, показано удаление желчного пузыря

Осложнения и последствия сладж-синдрома у беременной

  • Острый панкреатит (воспаление поджелудочной железы).
  • Желчная колика (появление внезапной схваткообразной боли в животе).
  • Холестаз (застой желчи).
  • Острый холангит (воспаление желчных путей).
  • Холецистит (воспаление желчного пузыря).
Читать еще:  Фгс желудка при беременности

Профилактика сладж-синдрома у беременной

  • Своевременная постановка беременной на учет в женской консультации (до 12 недель беременности).
  • Регулярное посещение акушера-гинеколога (1 раз в месяц в 1 триместре, 1 раз в 2-3 недели во 2 триместре и 1 раз в 7-10 дней в 3 триместре).
  • Лечение заболеваний, на фоне которых развился билиарный сладж (например, гепатиты (воспаления печени), цирроз печени (заболевание, связанное с замещением нормальной ткани печени грубой соединительной тканью)).
  • По возможности уменьшение дозы или отказ от принимаемых лекарственных препаратов, которые явились причиной возникновения сладж-синдрома.
  • Авторы
  1. Атлас клинической гастроэнтерологии. А., Мисиевич Дж. Дж., Комптон К.К., и др. Перевод с англ. / Под ред. В.А. Исакова. М., ГЭОТАР-Медиа, 2010, 382 стр.
  2. Внутренние болезни по Дэвидсону. Гастроэнтерология. Гепатология. Под ред. Ивашкина В.Т. М., ГЭОТАР-Медиа, 2009, 192 стр.

Что делать при сладж-синдроме?

  • Выбрать подходящего врача гастроэнтеролог
  • Сдать анализы
  • Получить от врача схему лечения
  • Выполнить все рекомендации

«сладж» в околоплодных водах Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Пустотина О.А.

Цель: оценка эффективности комплексной терапии в профилактике акушерских и перинатальных осложнений у женщин со «сладжем» в околоплодных водах (ОВ). Дизайн исследования: 29 женщин (из них 8 – с длиной шейки матки (ШМ) > 25 мм, 21 – с ШМ ≤ 25 мм) со «сладжем» в ОВ по данным трансвагинального ультразвукового исследования (ТВ-УЗИ) в 15–24 нед. беременности получали антибактериальную терапию , дополнительно назначался индометацин и/или вагинальный прогестерон (ВП). Проводился динамический контроль ШМ, количества «сладжа» в ОВ, течения беременности, послеродового и раннего неонатального периода. У женщин с преждевременными родами (ПР) проводилось гистологическое исследование последа. Результаты: появление «сладжа» в ОВ ассоциировано с длительным течением инфекционно-воспалительных заболеваний во время беременности. Исход беременности и прогноз развития инфекционных осложнений в послеродовом и раннем неонатальном периоде напрямую определялись наличием дополнительных факторов риска и характером антибактериальной терапии в составе комплексного лечения. Так, проведение антибактериальной терапии при длине ШМ > 25 мм ассоциировалось с доношенной беременностью и отсутствием инфекционных осложнений в послеродовом и раннем неонатальном периоде у 62,5% женщин, тогда как при длине ШМ ≤ 25мм – у 52,3%. Наиболее неблагоприятный прогноз отмечался у женщин с угрожающими ПР и «сладжем» в ОВ. Внутривенный курс антибактериальных средств значительно эффективнее их перорального/вагинального применения в составе комплексной терапии для предупреждения неблагоприятных исходов беременности и предотвращения манифестации внутриутробного инфицирования ( ВУИ ) у новорожденного.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Пустотина О.А.

Amniotic fluid sludge

Objective: Evaluate the efficacy of combination therapy for the prevention of obstetric and perinatal complications in women with amniotic fluid (AF) ‘sludge’. Study Design: 29 women (of which 8 with the length of the cervix (LC) > 25 mm, 21 with the LC ≤ 25 mm) with AF ‘sludge’ detected by transvaginal ultrasound (TV-US) at 15-24 weeks of gestation received antibacterial therapy , additionally prescribed Indometacin and/or vaginal progesterone (VP). The women underwent the dynamic monitoring of the LC, the amount of AF ‘sludge’, the course of pregnancy, the postnatal and early neonatal period. A histological study of the secundines was conducted in women with preterm labor (PL). Results: the presence of AF ‘sludge’ is associated with the longterm infectious-inflammatory diseases during pregnancy. The outcomes of pregnancy and the probability of the development of infectious complications in the postpartum and early neonatal period were directly determined by the presence of additional risk factors and the antibiotic therapy regimen as part of the combination treatment. Thus, the antibacterial therapy in women with the LC> 25 mm was associated with congenital pregnancy and the absence of infectious complications in the postnatal and early neonatal period in 62.5% of women, whereas in women with the LC ≤ 25 mm in 52.3% of women. The most unfavorable prognosis was identified in women with threatening PL and AF ‘sludge’. The intravenous antibacterial therapy is much more efficient than oral /vaginal one as part of the combination therapy to prevent adverse pregnancy outcomes and the manifestation of intrauterine infection ( IUI ) in the newborns.

Текст научной работы на тему «»сладж» в околоплодных водах»

О.А. ПУСТОТИНА, д.м.н.

Российский университет дружбы народов

«СЛАДЖ» В ОКОЛОПЛОДНЫХ ВОДАХ

Цель: оценка эффективности комплексной терапии в профилактике акушерских и перинатальных осложнений у женщин со «сладжем» в околоплодных водах (ОВ). Дизайн исследования: 29 женщин (из них 8 — с длиной шейки матки (ШМ) > 25 мм, 21 — с ШМ ^ 25 мм) со «сладжем» в ОВ по данным трансвагинального ультразвукового исследования (ТВ-УЗИ) в 15-24 нед. беременности получали антибактериальную терапию, дополнительно назначался индометацин и/или вагинальный прогестерон (ВП). Проводился динамический контроль ШМ, количества «сладжа» в ОВ, течения беременности, послеродового и раннего неонатального периода. У женщин с преждевременными родами (ПР) проводилось гистологическое исследование последа. результаты: появление «сладжа» в ОВ ассоциировано с длительным течением инфекционно-воспалительных заболеваний во время беременности. Исход беременности и прогноз развития инфекционных осложнений в послеродовом и раннем неонатальном периоде напрямую определялись наличием дополнительных факторов риска и характером антибактериальной терапии в составе комплексного лечения. Так, проведение антибактериальной терапии при длине ШМ > 25 мм ассоциировалось с доношенной беременностью и отсутствием инфекционных осложнений в послеродовом и раннем неонатальном периоде у 62,5% женщин, тогда как при длине ШМ ^ 25мм — у 52,3%. Наиболее неблагоприятный прогноз отмечался у женщин с угрожающими ПР и «сладжем» в ОВ. Внутривенный курс антибактериальных средств значительно эффективнее их перорального/вагинального применения в составе комплексной терапии для предупреждения неблагоприятных исходов беременности и предотвращения манифестации внутриутробного инфицирования (ВУИ) у новорожденного.

Ключевые слова: «сладж» в околоплодных водах, ВУИ, преждевременные роды, хориоамнионит, цитоз, антибактериальная терапия, вагинальный прогестерон, индометацин, короткая шейка матки.

OA PUSTOTINA, MD

Peoples’ Friendship University of Russia AMNIOTIC FLUID SLUDGE

Objective: Evaluate the efficacy of combination therapy for the prevention of obstetric and perinatal complications in women with amniotic fluid (AF) ‘sludge’. Study Design: 29 women (of which 8 with the length of the cervix (LC) > 25 mm, 21 with the LC i 25 mm) with AF ‘sludge’ detected by transvaginal ultrasound (TV-US) at 15-24 weeks of gestation received antibacterial therapy, additionally prescribed Indometacin and/or vaginal progesterone (VP). The women underwent the dynamic monitoring of the LC, the amount of AF ‘sludge’, the course of pregnancy, the postnatal and early neonatal period. A histological study of the secundines was conducted in women with preterm labor (PL). Results: the presence of AF ‘sludge’ is associated with the long-term infectious-inflammatory diseases during pregnancy. The outcomes of pregnancy and the probability of the development of infectious complications in the postpartum and early neonatal period were directly determined by the presence of additional risk factors and the antibiotic therapy regimen as part of the combination treatment. Thus, the antibacterial therapy in women with the LC> 25 mm was associated with congenital pregnancy and the absence of infectious complications in the postnatal and early neonatal period in 62.5% of women, whereas in women with the LC ^ 25 mm in 52.3% of women. The most unfavorable prognosis was identified in women with threatening PL and AF ‘sludge’. The intravenous antibacterial therapy is much more efficient than oral /vaginal one as part of the combination therapy to prevent adverse pregnancy outcomes and the manifestation of intrauterine infection (IUI) in the newborns.

Читать еще:  Чернослив с кефиром от запора

Keywords: AF ‘sludge’, IUI, preterm labor, chorioamnionitis, cytosis, antibacterial therapy, vaginal progesterone, Indometacin, short cervix.

Одним из факторов риска акушерских и перинатальных осложнений являются инфекционно-воспалительные заболевания во время беременности. Так, наиболее часто встречающиеся урогенитальные инфекции ассоциированные нашим данным, с угрозой прерывания беременности у 64% женщин, гипоксией и/или задержкой роста плода (ЗРП) — у 35%, много- или маловодием -у 32%, при этом у 38% родились дети с клиническими проявлениями ВУИ [1]. При гистологическом исследовании в 9 из 10 последов (86%) выявлялась воспалительная инфильтрация, которая в каждом третьем случае распространялась на все структуры плаценты и плодных оболочек [2]. При этом у 36% женщин с гистологическим хориоамнионитом/плацентитом при цитологическом исследовании ОВ обнаруживалось

большое количество палочкоядерных лейкоцитов (ПЯЛ) и бактерий, и у всех новорожденных диагностирована внутриутробная пневмония [3].

Инфицирование амниотической полости у беременных с урогенитальной инфекцией наиболее часто происходит восходящим путем как после разрыва, так и через неповрежденные плодные оболочки [4-5]. Проникая через цервикальный канал, микроорганизмы сначала локализуются в децидуальном слое плодных оболочек и в дальнейшем диффузно распространяются в амниотическую полость с развитием гистологического хориоамнионита. Микробная инвазия в ОВ вызывает воспалительную реакцию со стороны клеток амниотического эпителия плодных оболочек и пуповины, а также кожных покровов и слизистой дыхательных путей плода, что приводит к выработке провоспалительных

цитокинов (ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8, TNH-a и др.), хемокинов, матриксных металлопротеаз и активации синтеза простагландинов. Происходит миграция ПЯЛ в ОВ, обеспечивающих их антимикробную активность [6-8].

Большинство случаев инфицирования амниотической полости протекает бессимптомно, в отсутствие каких-либо клинических признаков хориоамнионита, но при этом ассоциированно с неблагоприятными исходами беременности: с ПР, преждевременным излитием ОВ (ПИОВ), короткой ШМ, преждевременной отслойкой нормально расположенной плаценты (ПОНРП) и кровотечением [9-12]. В результате интраамниотического воспаления могут произойти инфицирование плода и рождение ребенка с клиническими признаками ВУИ: врожденной пневмонией, конъюнктивитом, энцефалитом, менингитом, а также синдромом инфицированности, обозначаемым в зарубежной литературе как Systemic Inflammatory Response Syndrome (SIRS), исходом которого могут быть сепсис, септический шок и даже гибель новорожденного [13].

В то же время у каждой четвертой женщины с клиническим хориоамнионитом и родившей детей с признаками ВУИ маркеры воспаления в ОВ не определяются [14], и 40-60% проб ОВ оказываются стерильными [14, 15]. Мы также показали еще в 1999 г. [16], что у 72,7% женщин, родивших детей с инфекцион-

рисунок 1. цитологическая характеристика

околоплодных вод при рождении детей с вуи

Высокий цитоз, единичные лейкоциты. Окраска по Романовскому — Гимзе. х 630 [16]

рисунок 2. цитологическая характеристика

околоплодных вод при отсутствии инфекционных осложнений у новорожденного

Малое количество эпителиальных клеток, отсутствие лейкоцитов и микрофлоры. Окраска по Романовскому — Гимзе. х 900 [16]

ными осложнениями, бактерии и ПЯЛ в ОВ отсутствовали. В более поздних исследованиях [17] мы обнаружили, что даже при наличии тотального воспалительного поражения плаценты и плодных оболочек 64% проб ОВ оставались стерильными, хотя при этом у 44% новорожденных имелись признаки ВУИ. Цитологическое исследование ОВ во всех случаях ВУИ выявило высокий цитоз (>6 клеток в среднем в поле зрения), который составляли полуразрушенные малодиф-ференцированные клетки, имеющие плодовое происхождение (эпителиальные клетки верхних и нижних дыхательных путей, кожных покровов), и десквамированные амниоциты. Гистологическое исследование плодных оболочек показало, что у 91% женщин, перенесших инфекционно-воспалительные заболевания во время беременности, и у 100% — при рождении детей с ВУИ клетки амниотического эпителия находились в состоянии дистрофии, некроза, некробиоза и десквамировали на большом протяжении, что всегда ассоциировалось с повышением цитоза в ОВ (рис. 1, 2). А у 8% новорожденных с ВУИ дистрофия и некробиоз амниотического эпителия с высоким показателем цитоза ОВ были единственными цитогистологическими изменениями. При низком цитозе ( Г—> |—^ |—^ 1—^ Г—> I—*- 1—ь Г—> Г—> 1—^ 1—^ 1—^ г—> о^Оооилооо^ип-^-^оо^^Ф«. Г—> 1—ь Г—> Г—> Г—> Г—> 1—ь чО Ф». Ф». О Ф».—1 1—Г>—? 1—^ —> |——> 1—1— ОМч) Ю О —.] О»»» Срок беременности при выявлении «сладжа»(нед.)

Г—> г—> г—> г—> г—> г—> г—> и-1 и-1 1-й и-1 фа. Длина ШМ при выявлении «сладжа» (мм)

. .+. 1+ + +1++1 1 1 + . + | 1 + + . + Е ь 23 Т> ^Г га Ш Я>

■ ■+■ 1+1+1 1+1 1 1 + . + | 1 1 1 . + ьо £ ¿МО

+ 1 + + +■+ + +■ ■+ + + . + | + + | + + + + + + + I 1

и ^ ОЧ? | 1 § | 3 1 и 5

. +1111+1 + .+.111 + 1 1 1 + 1 + 1 1

+ + 1 ■ ■ ■+ + + + +■+ + + + + | I I + + . I + + + I + ьо

.. . . | I + + . 1 1 + 1 + 1 1 1 ЬО ^ О- ^ 3 п>

1 + + + 1 1 1 1 . + , . ьо

1 1 1 ■+ + +■ ■++■+ + + , | . Угроза прерывания

+ + + + + + + + + + + + + + . . ьо в 1 триместре (1) и угроза ПВ/ПР (2)

1 1 1 1 о ^ о о о о о о о о . В/в Антибактериальная терапия

^ ^ ^ й. й 1 1 1 1 . > , , Внутрь

Г—> Г—1 0^1 1—^ ‘ . О а-» и-1 фа. ПВ/ПР X о 1а о п>

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×
×
×