8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рак кишечника операция видео

Методы лечения рака прямой кишки

При раке прямой кишки, как и при многих других онкологических заболеваниях, показано хирургическое лечение. Как дополнение к оперативному вмешательству назначаются лучевая терапия, химиотерапия.

Как проходит операция по удалению рака?

В зависимости от стадии процесса, расположения новообразования и других характеристик, назначается один из видов хирургического вмешательства: резекция (отсечение), экстирпация (удаление), ампутация.
Резекция — удаление сегмента прямой кишки. При злокачественном образовании на прямой кишке проводятся передняя, брюшно-анальная резекция и резекция по Гартману.

Передняя резекция показана при расположении злокачественного новообразования в верхнеампулярном или ректосигмоидном отделах прямой кишки. Как правило, проводится при опухоли, обнаруженной на ранней стадии.

      • Хирургическое вмешательство состоит в мобилизации и отсечении части прямой и сигмовидной кишок с последующим их соединением.
      • Анастомоз создается вручную узловыми швами в два ряда или с помощью специального аппарата.

В результате такого оперативного вмешательства сохраняются функции анального сфинктера, то есть не требуется создание колостомы — искусственного анального отверстия.
Брюшно-анальная резекция проводится при раке верхне- и среднеампулярного отделов прямой кишки.

      • Сначала проводят мобилизацию прямой и сигмовидной ободочной кишок и перевязку нижней брыжеечной артерии. Важное условие успешного выполнения данного вида хирургического вмешательства — это достаточная длина сигмовидной кишки и ее хорошее кровоснабжение.
      • После мобилизации прямую и сигмовидную кишки выводят через концевой отрезок прямой кишки и закрепляют на уровне анального отверстия к коже.
      • Выведенную часть кишечника отсекают вместе с новообразованием.

При раке проксимального отдела прямой кишки проводится операция Гартмана.

      • В этом случае после отсечения сегмента кишки с новообразованием срединный конец сигмовидной кишки выводят в виде искусственного ануса в подвздошную область, культю прямой кишки зашивают и погружают под брюшину таза.

Экстирпация прямой кишки состоит из двух этапов: внутрибрюшного и промежностного. Вместе с прямой кишкой удаляют и сфинктер. После мобилизации сигмовидной и прямой кишок сигмовидную кишку пересекают, опускают на дно таза ее отводящую петлю, проводят перитонизацию, а приводящий конец выводят в виде искусственного ануса.
Операция Гартмана и экстирпация прямой кишки завершаются формированием колостомы, временной или постоянной.
В дальнейшем, в зависимости от состояния пациента, его возраста и прочих факторов, может быть сделана операция по реконструкции кишечника.
В настоящее время ампутация прямой кишки проводится редко, чаще всего при новообразовании в аноректальной области и при наличии противопоказаний к экстирпации.

Как проводится операция при раке прямой кишки на видео?

Реабилитация в послеоперационный период

После проведения хирургического лечения рака для предупреждения осложнений назначается противовоспалительная и компенсаторная терапия, показана специальная диета.
Пациенты подлежат диспансерному наблюдению 4 раза в год (в течение первых двух лет после операции), в дальнейшем — дважды в год.
Многие пациенты после хирургического лечения также нуждаются в психологической реабилитации, так как выведение кишечника и формирование искусственного ануса на передней брюшной стенке негативно сказывается на психическом состоянии.

Химиотерапия и лучевая терапия при раке прямой кишки

Для уменьшения размеров новообразования и для предупреждения дальнейшего его развития во многих случаях показана пред- и послеоперационная лучевая терапия. Облучение повреждает ДНК раковой клетки, что способствует либо ее разрушению, либо нарушению ее работы.
Облучение может проводиться, как отдельно, так и сочетаться с химиотерапией.
Лекарственная терапия при раке прямой кишки также может проходить перед хирургическим вмешательством, а также после операции. В неоперабельных случаях лечение «химией» уменьшает тяжесть клинических проявлений и продлевает жизнь пациентам.
Существует множество схем терапии рака прямой кишки, включающих в себя пред- и послеоперационное химическое и лучевое воздействие, использование их по отдельности, а также их различные комбинации. Схемы терапии подбираются индивидуально, с учетом состояния пациента, его возраста, стадии развития опухоли.

Лекарства и народные средства

Эффективное лечение раковой опухоли прямой кишки возможно только хирургическим способом в сочетании с лучевой и химиотерапией. Однако для облегчения состояния пациента возможно применение рецептов народной медицины, которые также могут иметь некоторую эффективность.
Перед применением народных средств лечения рака рекомендуется проконсультироваться с лечащим врачом, так как некоторые растения могут быть ядовитыми.
Чаще всего при онкологических заболеваниях прямой кишки рекомендуется делать клизмы. Для проведения этой манипуляции готовят отвары из цветков ромашки, травы чистотела, полыни, почек тополя и других растений.

Прогнозы

Прогноз при раковой опухоли прямой кишки зависит от стадии опухоли, наличия метастазов, количества пораженных лимфоузлов, радикальности хирургического лечения.

      • В начальной стадии патологии 5-летняя выживаемость составляет 80-90%.
      • У пациентов с поражением лимфоузлов 5-летняя выживаемость — в среднем 30-50%.
      • При наличии метастазов в легких и печени прогноз неблагоприятный.
Читать еще:  Толстый желтый налет на языке

Профилактика рака прямой кишки

Основные правила профилактики рака прямой кишки:

      • рациональное питание с небольшим количеством животных белков и жиров, достаточное количество сырых овощей и фруктов, соблюдение питьевого режима;
      • отказ от курения и злоупотребления спиртными напитками;
      • достаточная физическая активность;
      • своевременное лечение хронических воспалительных заболеваний кишечника.

Для раннего выявления опухоли рекомендуется провести ряд манипуляций

      • Проведение колонофиброскопии каждые 3 года у лиц, с повышенным риском злокачественной опухоли прямой кишки (полипоз, язвенный колит, рак прямой кишки у ближайших родственников).
      • Исследование кала на скрытую кровь после 40 лет (1 раз в 2 года).

Пациентам с раком прямой кишки необходимо придерживаться специальной диеты, особенно, если операция завершилась формированием колостомы.

Правила питания пациентов с колостомой

      • Прием пищи должен быть частым и дробным — 4-5 раз в день.
      • Исключить жареные, копченые, острые блюда, кофе, алкоголь, свежие молочные продукты, газированные напитки.
      • Ежедневно употреблять кисломолочные продукты.
      • Изделия из муки высшего сорта рекомендуется заменить на цельнозерновой хлеб с отрубями.
      • Ежедневно употреблять овощи, фрукты в переработанном виде (пюре, кисели, желе).
      • Соблюдать питьевой режим — около 2 литров жидкости (вода, некрепкий чай, компот).

Отзывы пациентов о лечении

Загрузка.

Судьбоносные операции: как рак кишечника меняет пациентов и врачей

Врачи отделения абдоминальной хирургии краевого онкодиспансера Фото: Юлия КОРЧАГИНА

— Наверняка спросите, как можно избежать онкологии? А никак! Если раку быть, он будет. Вопрос в другом: как относиться к этой болезни до ее начала и что делать, если она все-таки случилась…

Вот так «обнадеживающе» началась моя встреча с врачами отделения абдоминальной хирургии Алтайского краевого онкологического диспансера — кстати, в этом году ему исполняется 25 лет. Они называют свою работу рукоделием, но с эмоциональным выгоранием борются по-мужски — на турнике, который висит в ординаторской. И твердо знают: несмотря ни на что, в абдоминальной хирургии есть место оптимизму.

«Извините, но я пошел!»

— Почему в онкологии абдоминальная хирургия выделена в самостоятельную область?

Анатолий Белоножка, заведующий отделением, стаж работы в отделении 25 лет:

— Это одно из наиболее сложных направлений онкологической хирургии. Из-за часто ограниченного доступа – нередко злокачественный процесс развивается в крайне неудобных участках. Из-за необходимости сохранить естественную функцию кишечника — это технически сложная работа, требующая от хирурга особых навыков. И наконец, из-за функциональных особенностей кишок. Абдоминальному хирургу нередко приходится оперировать практически в «полевых условиях»: ведь не всегда кишечник пациента можно хорошо подготовить, особенно в случае обширных опухолей верхних отделов и кишечной непроходимости.

Это не только затрудняет работу во время операции, но и создает угрозу инфицирования в послеоперационном периоде. Перед медицинской командой встает задача не просто грамотно прооперировать пациента, но и выходить его после.

Вячеслав Порунов, стаж работы в отделении 23 года:

— Когда мне позвонил мой бывший однокурсник и пригласил перейти из поликлиники в онкологический диспансер, я поначалу очень обрадовался. Для молодого хирурга работа в стационаре, сложные обширные операции – большая удача. Но месяц спустя мне хотелось встать, хлопнуть дверью и уйти. Слишком тяжелой и бесперспективной тогда показалась мне абдоминальная хирургия. Я даже речь запланировал: «Извините, ребята, но я не могу тут работать. Счастливо оставаться, а я – пошел!»

Но знаете, как-то я пересидел, не встал и не хлопнул. Почему? Работать, понимая, что твой пациент может умереть, можно, только если есть какой-то сокровенный смысл, который стоит на порядок выше ситуации в целом. И я его увидел. Мы все когда-то умрем. Но сейчас у человека есть проблема, и ею кто-то должен заниматься. Например, я!

Врачи отделения абдоминальной хирургии краевого онкодиспансера Фото: Юлия КОРЧАГИНА

Не хочу жить

— Что самое сложное в вашей работе?

— Наши операции бывают калечащими. Врачи же не боги, и иногда бывают ситуации, в которых наложение кишечной стомы – единственный выход для пациента (стома — это искусственное отверстие в отделе кишечника с выходом через брюшную стенку для вывода содержимого, — прим. ред.). В 90-е годы это была просто катастрофа. Тогда же ничего не было в помощь пациентам, никаких средств! Каждый выходил из ситуации как мог: вместо калоприемников приспосабливали мешочки разные, баночки из-под майонеза. Многие просто жить не хотели…

Наши операции судьбоносные. Мы иногда буквально «выбиваем» пациентов из социума, из семьи. У меня была бабушка, 70 лет, она умоляла зашить ей стому. Говорит «не могу так жить, дед стал через огород к Аньке ходить! Пусть будет, как будет, только зашейте!»

Валерий Карпов, стаж работы в диспансере 8 лет:

— Самое тяжелое в нашей работе — беседы с пациентами и их родственниками. Далеко не всем мы можем сказать: «Ну, брат, живи еще сто лет!» Даже умом понимая, что все резервы уже исчерпаны, человек эмоционально не может смириться с тем, что это конец. Особенно сложно с молодыми, у них вся жизнь впереди. Как объяснить, что мы не можем помочь?! Как озвучить это родственникам: мужьям, женам, матерям?!

— У нас очень тяжелые пациенты, требующие повышенного внимания и ухода, вымотанные болезнью, неудобствами, которые она причиняет. Но при этом никто — ни заведующий, ни врачи, ни тем более медсестры – даже голоса не повышает на больных. Я всегда говорю девочкам: «Если тебе неприятно, если не можешь сдерживать свои эмоции, иди работать в библиотеку — книги молчат!»Галина Жданович, старшая медицинская сестра, стаж работы в отделении 12 лет:

Читать еще:  Показания к пересадке печени

Вообще, на нашей работе, как через «очки правды», обнажаются истинные взаимоотношения людей. Вот бабушку уложили – зачем? Видно же — «уходящая». Да просто не нужна она родственникам, никто не хочет ухаживать за ней… Таких вот «чужих родных» очень много. А бывает сын о матери или муж о жене так заботится, что по-хорошему позавидуешь их искренней любви. А ведь у нас тут своя «специфика» — калоприемники, запахи и все такое…

Лучше поздно, чем никогда

— Вспомните случаи из вашей практики, которые вам запомнились особенно.

Александр Шулбаев, стаж работы в отделении 2 года:

— Мне врезалась в память молодая женщина, 40 «с хвостиком». Рак прямой кишки с тотальными метастазами в печень. Мы сделали все, что можно было сделать в этой ситуации, но через 3 дня она умерла. Пятеро детей осталось…

Вячеслав Порунов:

— А я хочу рассказать другую историю. Историю о том, как человек свою болезнь сделал примером, возможно, спасшим чью-то жизнь.

Около 15 лет назад был у меня пациент: глава администрации одного из районов Алтайского края, молодой еще мужчина, ему не было и 50 лет. Сказать, что он был физически крепким, значит, ничего не сказать. Это был просто богатырь! Глядя на него, невозможно было поверить, что у него рак прямой кишки IV стадии, а во время операции выяснилось, что еще и с множественными метастазами в печень. Опухоль удалять не стали – она была огромна и буквально «вколочена» в крестец. Вся операция свелась к наложению стомы.

При выписке мы с ним обо всем откровенно поговорили, он спросил, сколько ему осталось. При таких ситуациях даже год-полтора считались весьма оптимистичными прогнозами…

Спустя несколько лет после того, как его не стало, я случайно узнал от другого пациента, что вернувшись в свой район, он развернул обширную профилактическую работу. В районную газету написал статью о себе: честно и подробно рассказал о том, как болел, какие были симптомы, о стоме — обо всем. Используя административный ресурс, обеспечил местную больницу колоноскопом, эндоскопом, аппаратом УЗИ.

Меня поразило, что он не замкнулся в себе, мол: «Я умру и мне плевать, что будет с вами со всеми». И пусть к осмыслению важных моментов его подвел трагический случай, но он нашел в себе силы призвать своих соотечественников заниматься своим здоровьем, беречь и любить себя! Это достойно уважения.

Оптимизм профессии

— Что изменилось в лечении опухолей кишечника за четверть века?

Анатолий Белоножка:

— Когда я пришел в абдоминальную хирургию в 1994 году, отделением заведовала Надежда Сергеевна Братышева. Она была легендой диспансера! Этой женщине принадлежали первые шаги в хирургии кишечника на Алтае. Она просто взяла и сдвинула эту глыбу с мертвой точки.

Объемные операции с каждым годом становились все более «изящными» и технически выверенными. Сейчас можно без преувеличения сказать, что больных с колоректальным раком в нашем диспансере мы лечим на уровне не только Москвы, но и ведущих онкологических клиник зарубежья. Это случилось во многом благодаря участию в международных конгрессах по онкологии и колоректальному раку.

Врачи отделения абдоминальной хирургии краевого онкодиспансера Фото: Юлия КОРЧАГИНА

Мы стали использовать гармонический скальпель и свели кровопотери до минимума. Применяем более надежные импортные сшивающие аппараты, что крайне важно для хирургии прямой кишки. Научились проводить малоинвазивные эндоскопические операции, выполнять пластику кишечника. Внедрили в практику технологию сохранения и восстановления естественной функции кишок, признанную колопроктологами всего мира как бесспорный эталон. В лечении наших пациентов мы активно используем предоперационную химиолучевую терапию, послеоперационную лекарственную терапию, в том числе современными таргетными препаратами.

Валерий Карпов:

— Очень помогает Интернет, врачам стала доступна «живая хирургия». В любой момент ты можешь посмотреть нужную тебе операцию, пересмотреть видео в нужном месте какое угодно количество раз. Раньше, если хирург-наставник не владел какой-то методикой, то все – круг замкнулся, ты вместе с ним топчешься на месте. Сейчас возможностей для обучения молодых специалистов масса.

Вячеслав Порунов:

— Наши пациенты стали дольше и качественнее жить. Это добавило нам оптимизма. Сейчас стома уже не воспринимается как трагедия, потому что появились очень хорошие калоприемники и средства ухода – от защитных кремов до нейтрализаторов запаха. И все это доступно онкологическим пациентам, которые при оформлении инвалидности могут получать эти средства бесплатно.

О науке и рукоделии

— Ваша работа больше наука или искусство?

Валерий Карпов:

— Примерно 70 на 30, в пользу науки. Для онкологической хирургии вопрос эстетики не первоочередной. Мы все по-разному оперируем, у каждого хирурга свой «почерк», но не шов определяет основную задачу. Если соблюдаешь определенные правила, твои пациенты живут дольше.

Читать еще:  Сильные колющие боли в желудке

Хотя, с другой стороны, если операция выполнена эстетично, она почти всегда проходит без осложнений. А если осталось ощущение, что вроде бы все по правилам сделал, но как-то шероховато получилось, — в таких ситуациях часто осложнения и бывают. Кто-то из японских хирургов говорил, что работать хирургическим инструментом нужно, как художник кистью. В этом есть доля истины.

— Вы часто о своей работе говорите «рукоделие» — мы как-то привыкли, что это больше женское слово.

— И совершенно напрасно. Что принято называть рукоделием? Вышивку, вязание, кружево, оригами и прочее. То есть тонкую работу, что-то очень аккуратное, эстетичное, требующее точности и терпения. А разве это не про работу хирурга?

— Дайте профессиональный совет: как жить, чтобы избежать рака кишечника?

Врачи отделения абдоминальной хирургии краевого онкодиспансера Фото: Юлия КОРЧАГИНА

Вячеслав Порунов:

— Нет такого совета. Если раку быть, он будет. Это та область, которая нам, к сожалению, пока не подвластна. Самое главное: не надо самим ставить себе диагнозы и назначать лечение. Если появились любые симптомы, которые выбиваются из вашей привычной картины мира, идите к врачу!

— Но многие стесняются, потому и тянут до последнего.

— Но что ж делать, если болезнь завелась не в глазе, не в ухе, а именно ТАМ?! Вовремя диагностированная болезнь – это огромный шанс на благополучный исход и долгую безрецидивную жизнь.

Галина Жданович:

— За время лечения мы становимся с пациентами почти как родственники – столько всего бывает пересказано и переслушано. Я заметила, что у всех наших больных была какая-то серьезная эмоциональная встряска, которая перевернула их жизнь: развод, смерть близкого человека, несчастная любовь, предательство.

Для меня среди причин возникновения рака главная – стресс и душевная боль. Нам нужно учиться жить в ладу с собой и миром.

И ни разу я не слышала про чудесное исцеление. Я не верю в это, но я верю врачам. Я вижу, как они работают. Доверяйте им! Не надо сваливать всю ответственность за свою болезнь на докторов. Активное участие и правильный настрой – залог наилучшего результата.

Кстати

25 лет назад колоректальный рак в Алтайском крае не входил даже в ТОП-10 злокачественных опухолей. Всего за четверть века он «переместился» на 5-6 место. Впрочем, это общемировая тенденция. Благодаря нерациональному питанию, увлечению полуфабрикатами и рафинированными продуктами, малоподвижному образу жизни и стрессам, рак кишечника через несколько лет может войти и в тройку лидеров.

Рак толстой кишки, операция.Уникальные операции по удалению рака толстой кишки без рецидива.

Вернуться к привычной жизни после операции при раке толстой кишки ▶ https://goo.gl/EYc48J ◀ Уникальные высокотехнологичные операции проводятся в клинике Колопроктологии и малоинвазивной хирургии помогут избавиться от страшного диагноза навсегда!

0:06 Мы находимся в операционной, где выполняются очень сложные операции при злокачественных новообразованиях толстой кишки, то есть при раке толстой кишки. В нашей клинике выполняются очень сложные и высокотехнологичные операции при раке нижнеампулярного отдела прямой кишки, когда пациенту требуется сохранение сфинктера, то есть выходного отверстия прямой кишки для того чтобы в последующем после операции пациент мог вести обычный образ жизни. Эти операции сопровождаются не только сохранением мышц, но также и нервов, то есть пациент не теряет функцию опорожнения прямой кишки так и функцию мочеиспускания. Рак толстой кишки, операция.
0:44 Важной особенностью нашей клиники является выполнение радикальной расширенной лимфодиссекции. Что это такое? Это когда не только сама опухоль удаляется, но и также окружающие ее лимфатические сосуды и лимфатические узлы. Это очень важно при колоректальном раке, так как опухоль может располагаться не только в первичном очаге, но и также в этих лимфатических узлах и если их не полностью убрать, то в последствии после первой операции может возникнуть рецидив, то есть повтор заболевания. Операция при раке толстой кишки.
1:16 Благодаря применению современных хирургических технологий и полному удалению лимфатических узлов как вокруг опухоли, так и на отдалении от нее, а также благодаря тому, что мы применяем современные методы химиотерапии и у нас есть возможность использования современных методов лучевой терапии, мы можем во много раз улучшить результаты лечения и качество лечения. Операция рак толстой кишки.
1:37 Чтобы записаться на прием в Клинику колопроктологии и малоинвазивной хирургии, нажмите на ссылку под этим видео. Лечение рака толстой кишки.
1:45 Подпишитесь на канал клиники Колопроктологии и малоинвазивной хирургии, чтобы не пропустить новый полезный ролик, или посмотрите другие видео. Рак толстой кишки, операция.

Подпишитесь на канал Клиники колопроктологии и малоинвазивной хирургии, не пропустите новый полезный ролик об операциях при раке толстой кишки:
https://www.youtube.com/channel/UC56YYrmjxA1L7JGDbr9ebKA?sub_confirmation=1

Первые симптомы рака кишечника:
https://youtu.be/rShMMQ6—ZI

Рак толстой кишки — что будет? Ответ в этом видео: https://youtu.be/Xy7GPnVJ7MA

Адрес клиники:
Москва, ул. Погодинская, д. 1, стр. 1.
Телефон:
+7 (499) 686-00-16
E-mail:
info@proctosite.ru
Официальный сайт клиники:
http://www.proctosite.ru

Подготовлено Клиникой колопроктологии и малоинвазивной хирургии совместно с Videofirma (http://videofirma.ru)

Видео Рак толстой кишки, операция.Уникальные операции по удалению рака толстой кишки без рецидива. канала Клиника колопроктологии и малоинвазивной хирургии

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector